Римские постройки

Как уже упоминалось, к римским постройкам историки относят прежде всего три храма на территории комплекса – храмы Юпитера, Бахуса и Венеры. Храм Юпитера датируется I веком, храм Бахуса – II веком, храм Венеры – III веком нашей эры.

Пройдем по ним в обратном хронологическому порядке.

Храм, посвященный Венере, находится чуть поодаль к востоку от основного комплекса и представляет собой круглое сооружение, первоначально перекрытое каменным куполом и украшенное в том же стиле, что и другие храмы Баальбека. По сравнению со всеми иными сооружениями комплекса Храм Венеры дошел до нас в наиболее разрушенном состоянии.

Рис. 51.  Храм Венеры в Баальбеке

По всем своим параметрам – размеру блоков, качеству и стилю кладки, архитектурному стилю, качеству обработки камня – храм Венеры полностью соответствует как возможностям строителей, так и другим примерам архитектуры периода Римской империи. И поэтому сомнений в правильности датировки его археологами и историками сомнений абсолютно не вызывает. Это – явно римская постройка…

Храм Бахуса (см. Рис. 16-ц), который также называется храмом Вакха, производит гораздо более сильное впечатление своим величием и размерами. Когда видишь туристов, идущих между его колоннами, возникает ощущение несоразмерности картинки – на фоне храма люди кажутся букашками.

Частокол из колонн поднимается на высоту в 17 метров. Вдобавок они установлены на платформе почти в три раза выше человеческого роста.

К сожалению, время не пощадило это сооружение, и далеко не все колонны сохранились. Но ранее их было 46 штук – по 15 с каждой боковой стороны и по 8 на торцах.

Прекрасно украшенный портал ведет в закрытое внутреннее помещение храма, имеющее 27 метров в длину и 23 метра в ширину, где, как считается, в западном конце стояла культовая статуя Бахуса. Богатое убранство интерьера храма хорошо просматривается и сегодня. Недаром храм считается прекраснейшим памятником римской эпохи на территории Ливана.

Рис. 52. Фрагмент внутреннего убранства храма Бахуса

Внушительные размеры храма Бахуса при первом взгляде вызывают сомнения в том, что подобное могли сделать римляне. Особенно, когда смотришь на него издали. Однако при более внимательном осмотре это впечатление постепенно развеивается.

Во-первых, колонны храма Бахуса все составные – нет ни одной монолитной. Размеры же отдельных частей колонн уже не кажутся циклопическими.

Во-вторых, все стены храма также собраны из блоков весьма умеренного размера – максимум в несколько тонн весом. Во времена Римской империи с такими весами справлялись достаточно легко. Ажурные украшения, конечно, скрадывают не очень большие размеры «кубиков» этого «лего» из каменной кладки, но лишь частично и только издали. Вблизи скромность размеров использованных блоков просматривается достаточно отчетливо.

В-третьих, даже для внушительного размера платформы, на которой стоит храм Бахуса, строители использовали блоки весьма скромного размера. Тут нет того, что можно было бы назвать мегалитами в полном смысле этого слова.

В-четвертых, храм выстроен из местного мрамора. А мрамор – довольно мягкий материал, достаточно легко поддающийся обработке простыми ручными инструментами и поэтому широко использовавшийся в античный период.

И в-пятых, в углублениях и внутренних углах ажурной росписи не только интерьера, но и упавших наверший колонн, нет абсолютно никаких следов высоких технологий, зато отчетливо просматриваются следы зубила – характерного признака обычной ручной обработки.

В целом, приходится согласиться с мнением историков, что и храм Бахуса – сооружение времен Римской империи.

Рис. 53. Ажурная резьба – результат ручной работы

Перейдем теперь к комплексу храма Юпитера, но начнем не с храма, а с дальнего от него края – с Полукруглого двора.

От самого полукруга ныне ничего не осталось. Сохранились лишь пропилеи – парадный вход, образованный портиками и колоннадами, к которому ведет широкая лестница.

В некоторых описаниях Баальбека можно встретить утверждение, что ступеньки здесь как будто рассчитаны на гигантов и не приспособлены для людей обычного роста. Не знаю, откуда взялось это утверждение – похоже, его просто высосали из пальца. Ступеньки, ведущие к пропилеям действительно немного неудобны, поскольку высота их великовата, но великовата лишь чуть-чуть. Человек спокойно по ним поднимается. И это – самые высокие ступеньки в комплексе. На других лестницах высота ступенек существенно меньше. А ширина ступенек везде вполне согласуется с длиной стопы обычного человека. Так что ни о каких гигантах, ступавших по ним, и говорить не приходится.

Вдобавок, лестница ведущая к пропилеям даже не оригинальная. Она является результатом реставрации в ХХ веке. И это достаточно отчетливо просматривается при взгляде на лестницу сбоку (см. Рис. 17-ц).

В отличие от лестницы портики и колоннады, украшающие по бокам парадный вход, действительно древние. По крайней мере именно на это указывает поставленная возле входа схема, на которой древние сооружения и реконструированные участки специально обозначены разным цветом. Но и внешняя стена с портиками, и колоннады абсолютно по всем параметрам вполне соответствуют периоду Римской империи и вопросов не вызывают.

Единственное, что бросается в глаза, – это то, что кладка нижнего яруса, то есть фактически фундамента, довольно сильно отличается от римской кладки, образующей портики и верхнюю часть внешней стены пропилеев. Но к фундаменту комплекса мы вернемся чуть позднее, а пока зайдем через парадный вход в Гексагональный двор.

Рис. 54. Часть колоннады парадного входа

Постройки вокруг Гексагонального двора особого впечатления не производят. И если не обращать внимания на некоторые арабские «переделки», то в целом и кладка, и архитектура выдержаны в том же стиле, что и сооружения по периметру Большого двора или Алтарной площади, как ее иногда еще называют, поскольку посреди нее некогда стоял большой алтарь (см. Рис. 18-ц). Половина этого алтаря сохранилась, другая половина разрушена – возможно, в IV веке, когда на этой площади был сооружен христианский храм.

По обе стороны от алтаря находились бассейны для омовений. По периметру площади располагалась прекрасная колоннада, а за ней – внешняя стена с полукруглыми живописно украшенными нишами.

Даже беглого взгляда достаточно, чтобы увидеть здесь колоссальное сходство и по архитектурному стилю, и по технологиям обработки камня и строительства с храмом Бахуса. Рука римских зодчих тут неоспорима.

Обращает на себя внимание, что каменные блоки тут хоть и тщательнейшим образом подогнаны друг к другу (в отличие от арабской кладки), но размер их весьма скромный – лишь изредка попадаются блоки среднего размера. Никаких признаков гигантомании или мегалитического строительства тут не видно.

И основные наши сомнения были связаны даже не с общими размерами сооружений, стоявших по периметру Алтарной площади, а с гранитными колоннами, которые на первый взгляд производили впечатление идеально обработанных. Подобного гранита в окрестностях Баальбека нет, и колонны эти, как утверждают историки, изготавливались в Египте, после чего привозились сюда (довольно распространенная практика, начиная со времен завоевания Египта Александром Македонским).

Однако более детальный осмотр позволил обнаружить периодически встречающиеся погрешности – отклонения от идеальной кривой контура колонн, характерные именно для ручной обработки. Да и полировка поверхности колонн хоть и была глубокой (что очень трудоемко для ручной обработки), но все-таки далека от идеальной – на отсвет хорошо просматриваются оставшиеся каверны от первичного скалывания материала. Так что даже с учетом изначальной монолитности колонн (многие из которых раскололись ранее при падении в ходе различных разрушений комплекса) и здесь приходится согласиться с датировкой сооружений вокруг Большого (Алтарного) двора периодом Римской империи.

Рис. 55. Полукруглая ниша с колоннами в Алтарном дворе

В западной части Большого (Алтарного) двора находится широкая лестница, поднявшись по которой, попадаешь на платформу собственно храма Юпитера, находящуюся на шесть метров выше уровня Алтарного двора. С северной и западной стороны этой платформы располагается уже упоминавшаяся ранее арабская кладка. Так что от самого храма, как считается, осталось лишь шесть колонн на южном краю платформы. Стоя рядом с ними, начинаешь очень сильно сомневаться в том, что их могли поставить здесь древние римляне – высота только блоков основания колонн лишь чуть-чуть ниже человеческого роста.

Иногда можно встретить утверждение, что колонны храма Юпитера сделаны из гранита. Видно те, кто это пишет, сами никогда в Баальбеке не были и просто перепутали их с колоннами в Алтарном дворе. Реальные колонны храма Юпитера – из местного мрамора, что ясно видно, даже несмотря на то, что время их довольно сильно потрепало, и реставраторы вынуждены были сделать на колоннах внушительные бетонные заплаты, местами даже с щебенкой.

Рис. 56. Автор у колонн храма Юпитера

До экспедиции я был почти уверен в том, что историки ошибаются, приписывая возведение этих поистине гигантских колонн ко временам периода Римской империи. Казалось невероятным, что это могли сделать люди, пусть даже уже умевшие к этому времени строить мощные катапульты и осадные башни. Однако на месте это мнение пришлось пересмотреть.

Во-первых, мрамор, как уже говорилось, довольно легко обрабатывать.

Во-вторых, колонны оказались вовсе не монолитными, а составными – состоящими из трех частей. Каждая из этих частей уже не вызывает ощущения чего-то запредельно невозможного.

И в-третьих, перекрытия, располагающиеся поверх колонн также оказались далеки от монолитности. Если к ним присмотреться не с внешней стороны, где многое скрадывает ажурный орнамент, а «сзади», то есть с тыльной стороны (со стороны самой платформы), то там видно, что перекрытия составные и сделаны вовсе не из мегалитических блоков, а из камней довольно среднего размера.

Все это было вполне под силу рабочим времен Римской империи.

Рис. 57. Составное перекрытие колонн храма Юпитера

В ряде источников можно встретить утверждение, что храм Юпитера был построен во времена императора Антонина Пия. Однако Антонин Пий – римский император, правивший с 10 июля 138 года по 7 марта 161 года. Между тем археологи на самом деле относят к этому императору сооружение храма Бахуса, а храм Юпитера датируют на сто лет ранее. Датировка эта основывается на обнаруженной подписи, которая была оставлена одним из рабочих бригады каменщиков 2 августа 60 года нашей эры (Seyrig 1937, 95–97. Cf. IGLS 6.2733; Hajjar 1977, no. 78; Freyberger 1998, 63 n. 816). Учитывая положение надписи – на самом верху одной из колон храма, в этом месте строительство должно быть фактически завершенным, хотя старт проекта возможно был несколькими десятилетиями ранее, вслед за основанием колонии Бейрут в 15 году до нашей эры, наиболее древней римской колонии на Ближнем Востоке, чьей территорией Гелиополь тогда стал. Основание в 15 году до нашей эры засвидетельствовано в Хронике Джерома (Rudder 1956,166; Millar 1990; Hoffman 1998, 285; Freyberger 1998, 63). Данные взяты из статьи: Kropp and Lohmann «Construction Techniques at Heliopolis and Jerusalem».

Можно, конечно, спорить о том, имеет ли отношение эта «надпись на заборе» к самим строителям, но соотносимость стилей и технологий указывает на то, что это действительно может быть надпись, оставленная рабочим-каменщиком…