Египет – город Танис

Начнем с версии, которая хронологически максимально приближена ко временам царя Соломона, то есть ко времени, когда Ковчег Завета непосредственно еще упоминается в библейских текстах. Согласно этой версии, Ковчег Завета был захвачен египтянами почти сразу после смерти Соломона во время нападения на Иудею войск фараона Шешонка I и вывезен ими в город Танис в Египте. Именно эта версия легла в основу фильма Стивена Спилберга «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега», что и сделало ее одной из самых известных.

Рис. 40. Фараон Шешонк I

Шешонк I – фараон, который правил Египтом примерно в 946/43 – 922 годах до нашей эры и стал основателем XXII (Ливийской) династии. Он был потомок предводителей ливийских наемников, которые осели в Нижнем и Среднем Египте, со временем полностью египтизировались и вошли в состав египетской знати. В ветхозаветных текстах Шешонк I упоминается под именем Сусаким.

Шешонк I был умным и расчетливым правителем. Египет при нем значительно усилился и приобрел почти былое величие.

Во времена царя Соломона фараон Шешонк I предпочитал поддерживать с ним добрососедские отношения. Во-первых, много сил у Египта отнимало противостояние с филистимлянами. А во-вторых, единое израильское государство было очень сильным, и было более выгодно с ним дружить, нежели воевать.

Шешонк I даже породнился с Соломоном, отдав ему в жены свою дочь. Приданым к замужеству дочери стал его военный трофей – одна из первоклассных крепостей своего времени, город Газер (Гезер), принадлежавший до того одному из местных князьков и находившийся в сфере влияния филистимлян.

 «Фараон, царь Египетский, пришел и взял Газер, и сжег его огнем, и Хананеев, живших в городе, побил, и отдал его в приданое дочери своей, жене Соломоновой» (3Цар., гл. 9)

Надо отметить, что до этого момента дочери фараонов никогда не отдавались в жены чужеземным царям. Египетская царевна заняла исключительное положение при израильском дворе – для нее Соломон (известный своей слабостью к представительницам женского пола) построил даже особый дворец. Подобного удостаивалась, пожалуй, лишь царица Савская.

«Дочь фараонова перешла из города Давидова в свой дом, который построил для нее Соломон…» (3Цар., гл. 9).

Однако Шешонк I был дальновидным и расчетливым политиком, предпочитая отрабатывать все возможные варианты. Поэтому при всей своей дружбе с Соломоном фараон привечал и противников израильского царя, предоставляя им при необходимости убежище в Египте. Например, среди таких противников Третья Книга Царств упоминает Адера – наследника изгнанного Давидом царского рода Эдома, в свое время еще ребенком бежавшего в Египет. Адер снискал у фараона большую милость, так что он дал ему в жену сестру своей жены, сестру царицы Тахпенесы.

Явно при египетской поддержке Адер поднял восстание в Эдоме. Библия не сообщает об исходе этого восстания, но Иосиф Флавий указывает, что попытка Адера свергнуть Соломона не удалась из-за наличия в Эдоме царских гарнизонов. Адер был вынужден снова бежать, на этот раз в Сирию, где он встретился с Разоном, который тоже выступил против Соломона, но гораздо удачнее – он захватил Дамаск и основал там свое царство.

Принимал у себя Шешонк и другого врага Соломона – уже упоминавшего Иеровоама:

«И Иеровоам, сын Наватов, Ефремлянин из Цареды, – имя матери его вдовы: Церуа, – раб Соломонов, поднял руку на царя... Соломон же хотел умертвить Иеровоама; но Иеровоам встал и убежал в Египет к Сусакиму, царю Египетскому, и жил в Египте до смерти Соломоновой» (3Цар., гл. 11).

После смерти Соломона Шешонк поддержал восстание Иеровоама, в результате которого от царя Ровоама (наследника Соломона) отпали 10 северных израильских племен, единое государство распалось на два – Израиль и Иудею (см. ранее).

Спустя некоторое время Шешонк I решился воспользоваться тем, что сила двух отдельных государств не шла ни в какое сравнение с мощью царства Соломона, и войска фараона вторглись в Землю Обетованную. Было это примерно в 924 году до нашей эры.

Шешонк I со своим войском прошелся огнем и мечом не только по Иудее – досталось и Израилю, которым правил Иеровоам (видимо, Иеровоам вел себя не совсем так, как хотелось бы фараону, который ранее предоставлял ему убежище и поддержку). В результате своего военного похода фараон взял богатые трофеи – в том числе и из Иерусалима.

Известный историк Иосиф Флавий, называя Шешонка I именем Сусак, пишет об этом так:

«Сусак выступил на пятый год царствования Ровоама против последнего во главе многотысячного войска, а именно в состав его рати входило: одна тысяча двести колесниц, шестьдесят тысяч всадников и четыреста тысяч человек пехоты. Большинство этих воинов были ливийцы и эфиопы. Ворвавшись в страну евреев, фараон без боя овладел наиболее укрепленными городами Ровоамова царства и, утвердившись в них, двинулся напоследок против Иерусалима. Сусак без боя овладел городом, потому что Ровоам в страхе открыл ему ворота, и, не обратив никакого внимания на [предварительно заключенное с царем] условие [пощадить город], принялся за разграбление храма и за расхищение Господней и царской сокровищниц; при этом он овладел несметным количеством золота и серебра и не оставил Ровоаму решительно ничего. Он овладел также золотыми щитами и копьями, которые велел соорудить царь Соломон, а также не пренебрег и золотыми колчанами, которые Давид, отняв у царя софенского, посвятил Господу Богу. Совершив все это. Сусак возвратился в свою страну».

Свою богатую добычу Шешонк привез в Танис – город на восточном рукаве Нила, бывший в то время столицей Египта и процветавший вплоть до греко-римского периода (см. Рис. 16-ц). Ныне на месте Таниса находится небольшая рыбачья деревня Сан, населенная коптами.

В определенном смысле можно сказать, что Шешонк I «восстановил историческую справедливость», привезя в Египет массу сокровищ иудеев и израильтян спустя несколько сотен лет после того, как евреи под предводительством Моисея вынесли сокровища из Египта во время Исхода (см. ранее)…

Рис. 41. Иосиф Флавий

Этот поход Шешонка находит себе подтверждение в колоссальном изображении на внешней стороне южной стены Карнакского храма. Амон вручает Шешонку меч и связку из пяти рядов имен покоренных последним в Азии местностей. В речи царю победителю от имени бога Амона говорится следующее: «Мое сердце радуется, ибо я видел твои победы милый сын мой, Шешонк-мери-Амон. Я повелел народам юга прийти к тебе с выражением покорности и северным народам покориться величию твоего имени». Вверху то же делает богиня Фив; сам Шешонк поражает коленопреклоненных азиатов. Каждое из имен заключено в овал, помещенный под бюст пленника семитического типа. Таких овалов было более 150; из них сохранилось в целости около половины, но отожествить с известными нам из географии Палестины можно не более двадцати из них.

Шешонк, в стремлении к увеличению значимости своих побед, включил в список все незначительные местности и урочища, нигде более не встречающиеся; в этих же видах он из двойных наименований (например, Хакель-Абрам – «Поле Авраама») делал два разных имени и тому подобное. Список начинался с севера и заканчивался филистимскими городами Экроном и Рафией.

Из того, что поддается прочтению можно сделать вывод, что он разорил и разграбил города Иудеи Иразу, Бет-Хорон (англ.), Аялон, Гаваон, Сокох, Бет-Анот, Шарухен и Арад. Не пощадил он и владений бывшего своего союзника Иеровоама, зайдя несколько за Кисонскую долину. Разграблению подвергались Рехеб, Хафараим, Мегиддо, Таанах, Сунем (англ.), Бейт-Шеан, Раббат-Аммон, Адама в Иорданской долине. Шешонк даже продвинулся в Заиорданье, где захватил город Маханаим.

Рис. 42. Надпись о походе Шешонка I в Карнакском храме

В историчности похода Шешонка в земли Палестины не сомневается никто. Но означает ли это, что Ковчег Завета был вывезен египтянами в Танис вместе со всей остальной военной добычей?..

Сторонники положительного ответа на данный вопрос опираются прежде всего на текст Иосифа Флавия, согласно которому Шешонк «принялся за разграбление храма и за расхищение Господней и царской сокровищниц; при этом он овладел несметным количеством золота и серебра и не оставил Ровоаму решительно ничего».

Конечно, если воспринимать этот текст в качестве достоверного описания событий, то автоматически получится, что египтянам должен был достаться и Ковчег Завета. Однако целый ряд соображений заставляет все-таки в этом усомниться.

Во-первых, сам Иосиф Флавий о Ковчеге Завета не говорит ничего. Между тем он, будучи по происхождению иудеем, должен был прекрасно понимать значимость этого предмета.

Во-вторых, тексты Флавия весьма далеки от достоверности. И немалую роль тут сыграли субъективные причины. Дело в том, что Иосиф Флавий (если называть вещи своими именами) был предателем – во время так называемой Иудейской войны (в первом столетии нашей эры) он переметнулся на сторону римлян и сдал крепость, не желая пожертвовать собой, как это сделали другие защитники. Естественно, что в дальнейшем своем труде, описывая войну, в которой он переметнулся на сторону врагов, он пытался себя обелить, искажая описание событий. И нет никаких оснований считать, что вся остальная история евреев в его изложении содержит правду и только правду. Сами же иудеи относились к его книгам крайне отрицательно.

В-третьих, среди сохранившихся названий городов и крепостей, покоренных Шешонком, в надписи на Карнакской стене Иерусалима нет. И хотя далеко не весь список сохранился, есть основания для того, чтобы усомниться в том, что войска Шешонка I вообще входили в Иерусалим. По крайней мере в библейском тексте (на который, собственно, Иосиф Флавий и должен был опираться, поскольку сам жил через тысячу лет после описываемых событий) о захвате египтянами города и разграблении ими Храма вовсе не говорится.

«На пятом году царствования Ровоамова, Сусаким, царь Египетский, вышел против Иерусалима
и взял сокровища дома Господня и сокровища дома царского [и золотые щиты, которые взял Давид от рабов Адраазара, царя Сувского, и внес в Иерусалим]. Все взял; взял и все золотые щиты, которые сделал Соломон» (3Цар., гл. 14).

Взял, а не захватил или разграбил!..

«…в действительности фараон Шешонк не захватывал Иерусалим – он был удовлетворен тем, что в качестве дани ему царь Ровоам, сын Соломона, направил большое количество сокровищ. Насколько вероятно, что среди них был и Ковчег? Такую святыню, как Ковчег Завета, израильтяне вряд ли отдали бы добровольно» (Протоиерей Олег Скнарь, «В поисках исчезнувшего Ковчега Завета»).

«Ровоам, чтобы избежать осады, решил откупиться; контрибуция была немалой, царю даже пришлось взять сокровища Храма» (Свящ. Александр Мень, «Исагогика»).

Большинство историков склонны поддерживать именно эту точку зрения – Шешонк вовсе не захватывал Иерусалим, а ограничился лишь тем, что взял с Ровоама огромную дань.

В-четвертых, упоминание о Ковчеге Завета в повествовании о правлении царя Иосии указывает на то, что в 701 году до нашей эры Ковчег хранился у левитов где-то на территории Иудеи, а вовсе не в египетском Танисе. Вряд ли возращение столь священной и важной реликвии было бы обойдено вниманием составителей Ветхого Завета.

И наконец, в Танисе и в XIX, и в XX веке проводились многочисленные раскопки. Раскопки в Танисе производили, например, такие известные египтологи как Лепсиус, нашедший здесь в 1866 году знаменитый Канопский декрет; Мариетт, обнаруживший развалины храма и нашедший много памятников скульптуры; Флиндерс Питри, производивший систематические исследования в 1884 году. Ковчега Завета в списке находок в Танисе нет…