Крепость Нимрода

Среди многочисленных памятников бурной истории Земли Обетованной почти затерялась небольшая крепость Субейба (см. Рис. 3-ц), которая стоит на отдельной горке над крутым берегом реки Саар, отделяющей Голаны от массива горы Хермон. Находится она на спорной территории. Ранее эти места входили в состав Сирии, а в ходе Шестидневной войны 1967 года были захвачены Израилем. Тут и до сих пор поля еще не до конца разминированы…

Долгое время крепость считалась северо-восточной заставой крестоносцев. Но в ходе археологических раскопок, проведенных здесь под руководством Рони Элленблюма в 90-е годы ХХ века, были обнаружены надписи на арабском языке, самая древняя из которых содержала дату 1228 год и гласила – «построил Осман эль-Азиз при переходе власти от Муазема к эль-Камелю». Это послужило основанием для историков провозгласить Субейбу мамлюкской крепостью; а 1228 год был принят за дату начала строительства.

Рис. 18. Блоки с надписями на арабском языке

Однако местные легенды и предания связывают эту крепость вовсе не с мамлюками или крестоносцами, а со знаменитым мифическим персонажем по имени Нимрод, и утверждают, что крепость гораздо древнее.

Во второй половине XIX века эти места посетил корреспондент калифорнийской газеты «Альта» Сэмюэль Клеменс, который более известен под именем Марк Твена. Очерки, которые были написаны им во время этого путешествия, в 1869 году были объединены писателем в книгу под названием «Простаки за границей, или Путь новых паломников». Вот, что писал Марк Твен о крепости Субейба (т.е. о крепости Нимрода):

«Насколько нам известно, это самые величественные на свете развалины такого рода. Замок занимает тысячу футов в длину и двести в ширину (примерно 350х70 метров), и каменная кладка его необыкновенно симметрична и притом невероятно массивна. Внушительные башни и бастионы поднимаются на тридцать футов, а прежде высота их достигала шестидесяти. Разбитые башенки, которые возвышаются над остроконечной горной вершиной среди дубовых и оливковых рощ, необычайно живописны. Замок этот столь древен, что никому неведомо, когда он построен и кем… Три часа бродили мы по залам, склепам, подземным темницам этой крепости, и ноги наши ступали там, где звенели шпоры многих и многих крестоносцев и где задолго до них шагали герои Финикии».

Неужели знаменитый американский писатель так ошибся, отнеся Субейбу ко временам древних финикийцев, то есть практически за две тысячи лет до мамлюков? Или у него были на то какие-то основания, которые не учли современные археологи?..

Мы посетили эту крепость осенью 2010 года в ходе экспедиции Фонда развития науки «III тысячелетие» по Израилю. И нам сразу же бросилось в глаза наличие разных типов каменной кладки, указывающих на принципиально разные технологии строительства.

Рис. 19. Два разных типа кладки в западной части крепости Нимрод

Наиболее показательным местом является западная часть комплекса, где два разных типа кладки находятся по соседству. Одна часть кладки состоит из небольших довольно грубо обработанных камней, которые скреплены раствором. И она полностью соответствует версии строительства мамлюками. Тут даже вопросов к историкам никаких не возникает.

Другая же часть кладки состоит из прямоугольных блоков гораздо большего размера, достигающих веса в несколько десятков тонн. Это поистине мегалитическая кладка. Ее характер свидетельствует о гораздо более развитых технологиях строительства и обработки камня. И она резко выделяется на фоне всех остальных сооружений комплекса.

Нигде ничего подобного мамлюки за всю свою довольно короткую историю не создали – аналогов, достоверно относящихся к этому периоду времени и авторству мамлюков, в мире просто нет.

Если бы крепость находилась в Каире – столице мамлюков – или каком-то другом важном центре, можно было бы (хотя бы теоретически) списать высокое качество этой кладки и огромные трудозатраты, необходимые для ее создания, на исключительность положения объекта. Однако в данном случае речь идет буквально о «задворках», не игравших никакой существенной роли в это время. И совершенно непонятно, по каким причинам мамлюки решили тут «прыгнуть выше головы»?.. Концы с концами у археологов явно не сходятся.

Более того. Имеется весьма показательная деталь. Дело в том, что в целом ряде мест мегалитическая кладка располагается в основании стен, а выше идут блоки меньшего размера с укладкой по более упрощенной технологии. И даже там, где мегалитическая кладка сохранилась полностью, более простые стены примыкают к ней таким образом, что сомнений в хронологическом порядке строительства не остается – на первой стадии строительства использовалась именно мегалитическая кладка с развитыми технологиями, а более примитивные технологии использовались уже на второй стадии строительства.

Сам же характер относительного расположения двух типов кладки достаточно определенно указывает на то, что мамлюки возводили свои стены поверх руин гораздо более древнего мегалитического сооружения, к созданию которого они не имели ни малейшего отношения.

Рис. 20. Мамлюкская кладка поверх мегалитической

Внизу под внешними стенами находятся развалы больших блоков, которые достигают веса почти в сорок тонн (см. Рис. 4-ц). Считается, что это – результат землетрясения 1759 года. Однако выше имеются участки практически неповрежденных мамлюкских стен. Довольно легко сделать вывод, что мегалитическая кладка из этих больших блоков была разрушена задолго до прихода сюда мамлюков. И этот вывод полностью согласуется с озвученным ранее.

Любопытно, что некоторые из лежащих на склоне блоков не прямоугольные, а имеют весьма сложную форму. Например, есть несколько блоков, каждый из которых представляет собой сразу целую секцию винтовой лестницы. Это совершенно не характерно для привычных методов строительства. Подобные лестницы чаще всего делали из дерева или металла. Это гораздо проще.

Но даже если бы стояла задача сделать именно каменную лестницу, то гораздо удобнее было бы делать ее из отдельных плит. Одна плита – одна ступенька. Однако строители почему-то не собрали эту лестницу из плит, а предпочли обработать монолитный блок. Видимо, им было проще пойти самым сложным для нас путем...

Рис. 21. Блок винтовой лестницы

Особенно впечатляет так называемый «тайный» ход внутри мегалитической кладки. Хотя почему он так назван – не ясно. Ничего «тайного» в нем нет – вход и выход в этот коридор, идущий за внешней стеной комплекса, вполне явно обозначены.

Этот ход, имея в ширину чуть меньше двух метров, в самом низком месте достигает высоты порядка четырех метров, а в самом высоком месте перекрытия  располагаются на высоте аж около 8-9 метров. При этом ход также сложен из больших блоков, некоторые из которых обработаны сразу по нескольким тщательно выдержанным поверхностям. И если внешние поверхности блоков несколько грубоваты, то боковые поверхности, по которым состыковывались соседние блоки, очень хорошо подогнаны друг к другу.

Весьма показательно то, что хотя коридор сложен из блоков без использования какого-либо раствора, он выдержал немало весьма серьезных землетрясений, результатом которых стал лишь небольшой сдвиг блоков, составляющих свод коридора.

Все это – недостижимые для мамлюков технологии…

Рис. 22. Один из блоков свода коридора

Но если не мамлюки это строили, то тогда кто?..

Версия крестоносцев тоже не выдерживает критики. В крепости такие огромные блоки, которые были бы еще как-то понятны, скажем, в каком-то крупном центре. А здесь – глубинка «святой земли», совершенно незначимое «проходное» место. При этом даже в Европе в крупных городах все, что там строили потом крестоносцы, вернувшиеся с Ближнего Востока, даже при схожем внешнем стиле выстроено из гораздо более мелких камней и с применением раствора. И это кардинально отличается от того, что можно видеть в крепости Нимрода.

Деталь, которая может помочь в датировке мегалитической кладки, находится на стойке одних из ворот крепости. Эту деталь археологи почему-то не заметили или решили не заметить, но заметил Александр Розензафт, принимавший участие в нашей экспедиции и, как человек живущий в Израиле, неплохо знающий традиции жителей Земли Обетованной. Речь идет о продолговатой выемке в одном из блоков стойки ворот. Выемке, сделанной не вертикально, а под небольшим наклоном.

С точки зрения привычного нам функционального назначения, данная выемка просто бессмысленна. Она не годится ни для крепления ворот, ни для чего-то другого. Однако и по форме, и по наклону к вертикали она полностью соответствует такому широко известному в Израиле предмету, который носит название «мезуза». Мезузы устанавливались (и устанавливаются до сих пор) как раз возле входа на стойке ворот именно в таком наклонном положении и выполняют функцию своеобразного «оберега» помещения от злых сил.

Более того, аналогичную выемку под мезузу имеет и один из блоков, лежащих ныне в развалах возле внешних стен…

Рис. 23. Выемка под мезузу на стойке ворот крепости Нимрода

Однако мезуза – элемент, абсолютно не характерный для мамлюков. Это – один из атрибутов еврейской традиции, уходящей корнями в глубочайшую древность. Никто кроме евреев мезузу не использует. Между тем в той истории крепости, которую рисуют нам археологи, евреи никогда к ней никакого отношения не имели.

Крепость Субейба неоднократно переходила от крестоносцев к арабам и наоборот. Вплоть до XVI века крепость была в руках мусульман, потому сегодня мы и можем наблюдать строения арабов – айюбидов Салах-ад-Дина и мамлюков Бейбарса. В XVI веке после сильного землетрясения крепость была оставлена мусульманами и перешла во владение друзов. В дальнейшем, уже в наше время, ее выкупили по приказу барона Ротшильда.

Таким образом выемки под мезузу как на воротах, так и на блоке в развалах, могли появиться только до крестоносцев с мамлюками. А следовательно, и строительство крепости происходило гораздо раньше периода крестовых походов.

Когда именно?.. Определенно трудно сказать. Но мегалитичность кладки при отсутствии раствора между блоками характерна для очень древних времен – времен, когда многое на нашей планете строили некие «боги», то есть представители весьма высоко развитой цивилизации…