Содержимое Ковчега Завета

Перейдем теперь от внешнего вида к содержимому.

Тут тоже имеет место масса разногласий.

Чаще всего встречается утверждение, что в Ковчеге Завета находилась запись десяти заповедей, которые Бог самолично начертал на каменных Скрижалях и передал Моисею на горе Синай. Пожалуй, у подавляющего большинства тех, кто когда-либо что-то слышал о Ковчеге Завета, имеется именно такое представление о его содержимом.

«И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали откровения [каменные], на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было; скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии» (Исх., гл. 32).

Заповеди – это базовые религиозные правила. Главные требования со стороны Бога к народу Израиля.

На всякий случай приведу их в изложении Ветхого Завета (вдруг кто-то не в курсе, о чем идет речь):

«Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

Не убивай.

Не прелюбодействуй.

Не кради.

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего» (Исх., гл. 20).

Однако в Ветхом Завете есть еще один немаловажный эпизод.

Пока Моисей получал поручения от Бога (что заняло, согласно текстам, весьма немало времени), народ израильский успел устать от ожидания своего предводителя, усомнился в его обещаниях и решил вернуться к старым религиозным привычкам – был сделан золотой телец, которому стали поклоняться. Это прямо противоречило тому, что требовал Бог, а посему Моисей, спустившийся наконец с горы Синай, «воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою».

 

Рис. 9. Гюстав Доре. Моисей, разбивающий Скрижали Завета

После того, как золотой телец был уничтожен, а виновные наказаны, Моисей по указанию Бога сделал новые Скрижали, подобные исходным и вновь поднялся на гору Синай, где Бог повторно начертал свои заповеди (Исх., гл. 34).

Этот эпизод явно послужил причиной той версии в некоторых источниках, в которой утверждается, что в Ковчеге Завета хранились не только целые (повторные) Скрижали, но и первые – разбитые.

Однако в самих текстах Ветхого Завета нет ни слова о том, что именно сталось с осколками разбитых Скрижалей. Да и с точки зрения «приземлено-бытовой», совершенно не ясно, зачем бы евреям таскать с собой каменные обломки. Конечно, можно принять во внимание то, что написанное самим Богом могло было считаться священным. Следовательно и обломки были священными. Но даже с учетом этого фактора, все-таки остаются определенные сомнения в том, что обломки так и сопровождали евреев на всем их дальнейшем пути.

Эти сомнения подкрепляются и отрывком из текста Ветхого Завета, в котором речь идет о более поздних событиях, относящихся к помещению Ковчега Завета в храм Соломона. Во Второй книге Паралипоменон написано, что в этот момент:

«Не было в ковчеге ничего кроме двух скрижалей, которые положил Моисей на Хориве, когда Господь заключил завет с сынами Израилевыми, по исходе их из Египта» (2Пар., гл. 5).

Встречается также утверждение, что внутри Ковчега Завета «содержалось непроизносимое имя Бога».

Под «непроизносимым именем Бога» обычно понимается так называемый Тетраграмматон – четырехбуквенное имя Бога. В древнееврейском это были буквы «йод», «хей», «вав», «хей». Латинскими буквами чаще всего оно записывается как IHVH, хотя встречаются и другие варианты – YHWH или JHWH. В русском же языке это озвучивается как Яхве (или ранее Иегова).

Дело в том, что в еврейских текстах Бог упоминается под разными именами, которые переводятся как «Всемогущий», «Всевышний», «Господь сил» и так далее. Это даже не столько имена, сколько эпитеты. Тетраграмматон же – имя собственное Бога. Именно его и не следовало поминать всуе. Хотя, строго говоря, можно ли считать именем собственным то, что по смыслу переводится как «Аз есмь сущий»?..

 

Рис. 10. Тетраграмматон (читается справа налево)

Но тогда возникает вопрос: а что значит «содержалось имя Бога»?.. Оно что – висело в воздухе?.. Или обладало каким-то вещественным воплощением?.. И если имелось вещественное воплощение имени, то что это был за предмет?..

Источники хранят по этому поводу гробовое молчание.

Можно, конечно, допустить, что имя было на чем-то записано. Но на чем?..

Если учесть утверждение Второй книги Паралипоменон, что в момент внесения Ковчега Завета в храм Соломона в Ковчеге хранились лишь две Скрижали, то остается единственный вариант – имя Бога было нанесено на сами Скрижали. Например, в той заповеди, где это имя запрещается произносить напрасно. Только непонятно в таком случае, зачем нужно было специально выделять наличие этого имени внутри Ковчега Завета и почему «непроизносимое имя Бога» не связывается напрямую со Скрижалями…

В вопросе о содержимом Ковчега Завета отдельно можно выделить мусульманские источники. Они значительно расширяют список предметов, якобы находящихся в Ковчеге, который мусульмане называют «Табут Сакина» – «Хранилище Благодати». Среди таких предметов упоминаются башмаки и жезл (посох) пророка Моисея (Мусы), митра (головной убор) пророка Аарона (Харуна), а иногда и даже сосуд с манной небесной. Причем в разных источниках списки предметов разные.

Различие в списках содержимого Ковчега в разных источниках является следствием того, что непосредственно в Коране никакого четкого перечня предметов нет, а есть лишь весьма расплывчатый текст, относящийся к пророчеству о возвращении Ковчега (сура 248).

«И их пророк сказал им:

«Знамением его предназначенья

К вам явится ковчег (Завета),

В котором вам от Господа сакина

И что осталось от потомков Мусы и Харуна, –

И ангелы его вам принесут;

И в этом кроется знамение для вас,

Коль вы, поистине, уверовали (в Бога)»…»

Сам этот текст заставляет сильно усомниться в обоснованности приводимых мусульманскими источниками списков содержимого Ковчега Завета.

Во-первых, фраза «что осталось от потомков Мусы и Харуна» в буквальном своем смысловом значении вовсе не ограничивается предметами, принадлежавшими именно Моисею (Мусе) и Аарону (Харону) – она допускает наличие в Ковчеге предметов, которыми обладали их потомки. Правда, тут же возникает вопрос о легкой доступности содержимого Ковчега – пусть хотя бы только для первосвященников. Ковчег был не столь уж безопасным предметом (см. далее), чтобы его открывать по любому поводу. Хотя с другой стороны, никакого прямого запрета на открытие Ковчега Бог не дает.

А во-вторых, если чуть-чуть скорректировать перевод приведенного отрывка так, чтобы запятые изменили положение (что вполне возможно), то смысл получится несколько иной. То, «что осталось от потомков Мусы и Харуна» может оказаться вовсе не внутри Ковчега, а скажем, на нем или хотя бы рядом.

Так, например, согласно древнееврейским источникам «сосуд с манной небесной» находился в Святая Святых храма Соломона как раз вовсе не внутри Ковчега Завета, а рядом с ним. Да и Ветхий Завет говорит о местонахождении сосуда с манной небесной вполне определенно – рядом с Ковчегом, а не внутри него:

«И сказал Моисей Аарону: возьми один сосуд [золотой], и положи в него полный гомор манны, и поставь его пред Господом, для хранения в роды ваши. И поставил его Аарон пред ковчегом свидетельства для хранения, как повелел Господь Моисею» (Исх., гл. 16).

Правда, в более поздних текстах Библии показания уже меняются. Так в «Послании к евреям» говорится:

«И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное: ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется «святое». За второю же завесою была скиния, называемая «Святое-святых», имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета, а над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно» (Евр., гл. 9).

В принципе, можно согласовать все эти источники между собой, если допустить, что в некий момент времени некто вскрыл Ковчег Завета и уложил туда предметы, которые до того находились рядом с Ковчегом. Почему бы и нет?..

Так что допустим, что устная мусульманская традиция и «Послание к евреям» доводят до нас не полную фантазию, и внутри Ковчега действительно есть что-то из указанных предметов. Рассмотрим чуть подробней, что они из себя представляют…

На первый взгляд, башмаки Моисея и митра Аарона вряд ли чем-то могут нас заинтересовать.

В интересующих нас тут трех религиях (иудаизме, христианстве и мусульманстве) достаточно развита традиция сохранения предметов, принадлежавших ранее каким-либо выдающимся лицам – пророкам, религиозным лидерам и т.п. На эти предметы, как считается в соответствии с этой традицией, в какой-то степени переходит «святость» и выдающиеся свойства их бывшего обладателя. Посему эти предметы почитаются священными и бережно хранятся. То же самое могло произойти как с башмаками Моисея, так и с митрой Аарона.

Обычно про «священные» предметы ходит хотя бы молва – они якобы проявляют или действительно проявляют (нас в данном случае это не интересует) какие-то «чудеса». То ли вылечивают от болезней, то ли периодически меняют свои физические свойства без видимых причин, то ли еще что-то подобное. Но в отношении обуви Моисея и головного убора Аарона ни о каких чудесах не упоминается. Ничего примечательного про них ни в каких источниках не говорится. Впрочем, о них не говорится вообще ничего…

Чуть «оптимистичней» ситуация становится если учесть следующий момент.

Согласно указаниям Бога, Аарон при исполнении своих обязанностей должен был облачаться в специальные одежды, которые (как упоминалось выше в отношении одеяния патриарха – то есть того же первосвященника – при освящении храма Христа Спасителя) во многом напоминают некий защитный комплект. Зачем и от чего нужно было защищаться, мы рассмотрим чуть позже. Здесь же для нас важно, что головной убор явно являлся частью этого комплекта одеяния. А следовательно, мог иметь какие-то весьма существенные отличия от тюрбанов, которые носили обычные древние евреи. Не обязательно имел, но мог иметь.

Аналогичным образом дело могло обстоять и с башмаками Моисея, ведь обувь – тоже часть комплекта одеяния (в широком смысле этого слова). Моисей же вообще имел право (и обязанность) входить в Святая Святых  и приближаться непосредственно к Ковчегу Завета. Так что если Аарон должен был иметь защитное одеяние, то Моисей и подавно.

И если воспринимать «чудеса» и «странности» периода Ветхого Завета не с религиозных позиций, а с позиций «приземлено-технических» в рамках версии, когда «боги» являются лишь представителями некоей высоко развитой цивилизации, то с этой точки зрения, было бы интересно, конечно, исследовать башмаки Моисея и митру Аарона на предмет каких-либо «странных» свойств, поскольку эти свойства могли бы иметь связь с технологиями этой развитой цивилизации. Но если башмаки и  митра действительно в какой-то момент были помещены в Ковчег Завета, то сделать это можно будет только после обнаружения самого Ковчега…

 

Рис. 11. Моисей и Аарон

Гораздо больше информации по другим предметам, которые, возможно, оказались внутри Ковчега. Например, о манне небесной.

Манна небесная – некая пища, которую Бог регулярно посылал голодавшим евреям с неба во время их пути через пустыню Египетскую. Вот, что говорит по этому поводу Ветхий Завет:

«И двинулись из Елима, и пришло все общество сынов Израилевых в пустыню Син, что между Елимом и между Синаем, в пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли Египетской.

И возроптало все общество сынов Израилевых на Моисея и Аарона в пустыне, и сказали им сыны Израилевы: о, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы все собрание это уморить голодом.

И сказал Господь Моисею: вот, Я одождю вам хлеб с неба, и пусть народ выходит и собирает ежедневно, сколько нужно на день, чтобы Мне испытать его, будет ли он поступать по закону Моему, или нет; а в шестой день пусть заготовляют, что принесут, и будет вдвое против того, по скольку собирают в прочие дни.

И сказали Моисей и Аарон всему [обществу] сынов Израилевых: вечером узнаете вы, что Господь вывел вас из земли Египетской, и утром увидите славу Господню, ибо услышал Он ропот ваш на Господа: а мы что такое, что ропщете на нас?

И сказал Моисей: узнаете, когда Господь вечером даст вам мяса в пищу, а утром хлеба досыта, ибо Господь услышал ропот ваш, который вы подняли против Него: а мы что? не на нас ропот ваш, но на Господа.

И сказал Моисей Аарону: скажи всему обществу сынов Израилевых: предстаньте пред лице Господа, ибо Он услышал ропот ваш.

И когда говорил Аарон ко всему обществу сынов Израилевых, то они оглянулись к пустыне, и вот, слава Господня явилась в облаке.

И сказал Господь Моисею, говоря: Я услышал ропот сынов Израилевых; скажи им: вечером будете есть мясо, а поутру насытитесь хлебом – и узнаете, что Я Господь, Бог ваш.

Вечером налетели перепелы и покрыли стан, а поутру лежала роса около стана; роса поднялась, и вот, на поверхности пустыни нечто мелкое, круповидное, мелкое, как иней на земле.

И увидели сыны Израилевы и говорили друг другу: что это? Ибо не знали, что это. И Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу; вот что повелел Господь: собирайте его каждый по стольку, сколько ему съесть; по гомору на человека, по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте.

И сделали так сыны Израилевы и собрали, кто много, кто мало; и меряли гомором, и у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка: каждый собрал, сколько ему съесть.

И сказал им Моисей: никто не оставляй сего до утра. Но не послушали они Моисея, и оставили от сего некоторые до утра, – и завелись черви, и оно воссмердело. И разгневался на них Моисей.

И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло. В шестой же день собрали хлеба вдвое, по два гомора на каждого. И пришли все начальники общества и донесли Моисею. И [Моисей] сказал им: вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, и что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра.

И отложили то до утра, как повелел [им] Моисей, и оно не воссмердело, и червей не было в нем.

И сказал Моисей: ешьте его сегодня, ибо сегодня суббота Господня; сегодня не найдете его на поле; шесть дней собирайте его, а в седьмой день – суббота: не будет его в этот день.

Но некоторые из народа вышли в седьмой день собирать – и не нашли» (Исх., гл. 16).

 

Рис. 12. Манна небесная

Верующие, несомненно, увидят в этом отрывке текста описание некоего сверхъестественного процесса, подтверждающее существование Бога. А среди некоторых увлекающихся сторонников версии палеоконтакта популярна версия, что обитатели НЛО (представлявшиеся легковерным древним евреям под именем «Бога») вручили Моисею некую установку, производившую синтетический пищевой продукт – ту самую «манну».

Однако есть куда более прозаическое объяснение в книге известного исследователя библейских текстов Вернера Келлера «Библия как история». Думаю, оно вполне заслуживает, чтобы привести его целиком:

«Что же касается знаменитой манны, то о ней имеется достоверная информация от ботаников. К сведению читателей: каждый, кто интересуется манной, может найти ее в перечне экспорта Синайского полуострова. Более того, она зарегистрирована в каждом ботаническом справочнике Ближнего Востока - это растение Tamarix Mannifera, Ehr. В описаниях происшествий, аналогичных библейским, нет недостатка. Так, одному сообщению очевидца – почти пять сотен лет: «В каждой деревне, повсюду в районе Синайских гор по-прежнему можно найти «хлеб небесный», который монахи и арабы собирают, хранят и продают паломникам и чужестранцам». Эти слова были написаны в 1483 году Брайтенбахом, деканом собора в Майнце, в его отчете о паломничестве на Синай. «Этот самый «небесный хлеб», – продолжает он, – выпадает почти на рассвете, подобно росе, и повисает шариками на траве, камнях и веточках. Он сладкий, как мед, и липнет к зубам. Мы купили много его».

В 1823 году немецкий ботаник Г. Эренберг опубликовал статью «Symbolae Physicae», которую даже его коллеги восприняли с недоверием. Его объяснения, по-видимому, требовали от людей слишком многого, а именно: поверить, что эта пресловутая манна – не что иное, как секреция, выделяемая тамарисковыми деревьями и кустами, когда на них нападает определенный вид тли, обнаруженной на Синае.

Столетием позже была организована специальная экспедиция в поисках манны. Ученые-ботаники из Иерусалимского Еврейского университета Фридрих Симон Боденхаймер и Оскар Теодор отправились на Синайский полуостров, чтобы прояснить раз и навсегда спорный вопрос о ее существовании. На протяжении нескольких месяцев двое ученых занимались исследованием высохших русел и оазисов во всем районе Синайских гор. Их отчет вызвал сенсацию. Они не только привезли с собой первые фотографии манны и полностью подтвердили выводы Брайтенбаха и Эренберга, но также установили фактическую достоверность библейского рассказа о скитаниях израильского народа по пустыне.

 

 Рис. 13. «Манна» с тамариска

Действительно, без тли, упомянутой впервые Эренбергом, в тех местах вообще не могло бы быть манны. Эти маленькие насекомые живут главным образом за счет тамариска – местной разновидности деревьев на Синае. Они выделяют особую смолистую секрецию, которая, по словам Боденхаймера, по форме и размерам напоминает зернышко кориандра. Когда она падает на землю, то имеет белый цвет, который через некоторое время меняется на желто-коричневый. Естественно, оба ученых не забыли попробовать манну. По мнению Боденхаймера, «у этих кристаллических зерен манны специфически сладкий вкус. Больше всего это похоже на вкус меда, когда он уже засахарился после долгого хранения». В Библии говорится: «она была, как кориандровое семя, белая, вкусом же как лепешка с медом» (Исх. 16:31).

Данные экспедиции подтверждают также и другие детали библейского описания манны: «И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло» (Исх., гл. 16). И сейчас точно таким же образом бедуины Синайского полуострова спешат собрать по утрам как можно раньше эту «Mann es-Sama» – «манну небесную», торопясь опередить жестоких конкурентов-муравьев. В отчете экспедиции говорится: «Они начинают собирать манну, когда температура почвы достигает 21 градуса по Цельсию – это происходит около 8-30 утра. До этого времени насекомые малоактивны». Как только муравьи начинают оживляться, манна исчезает. Должно быть, то же самое имелось в виду, когда в Библии говорится, что манна «таяла». Бедуины предусмотрительно не забывают тщательно закрывать горшки, в которые они собирают манну, чтобы муравьи не набросились на нее. Точно так же было и в дни Моисея во времена пребывания израильтян в пустыне: «Но не послушали они Моисея, и оставили от сего некоторое до утра, – и завелись черви...» (Исх., гл. 16).

Появление манны зависит от благоприятных зимних дождей и из года в год бывает различным. В хорошие годы синайские бедуины могут собирать по утрам по четыре фунта манны [то есть почти по два килограмма] на человека – это значительное количество, которого вполне достаточно для взрослого человека. Поэтому Моисей вполне мог отдать распоряжение сынам Израилевым: «...собирайте его каждый по стольку, сколько ему съесть» (Исх., гл. 16).

Бедуины делают из шариков манны пюре, которое считается вкусной и питательной добавкой к их однообразной пище. Манна действительно идет на экспорт, и если ее хранят как следует, она выступает «неприкосновенным запасом», поскольку сама по себе не портится. «И сказал Моисей Аарону: возьми один сосуд, и положи в него полный гомор манны, и поставь его пред Господом, для хранения в роды ваши» (Исх., гл. 16).

«Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обитаемую; манну ели они, доколе не пришли к пределам земли Ханаанской» (Исх., гл. 16). Тамариск с манной до сих пор растет на Синае (см. Рис. 2-ц) по всей Вади-эль-Араба до самого Мертвого моря» (В.Келлер, «Библия как история»).

 

Рис. 14. Муравей, поедающий тамарисковую «манну»

Как бы то ни было, нам это практически ничего не дает. Даже если внутри Ковчега Завета в конце концов будет обнаружен золотой сосуд с «манной», то можно будет лишь определить, какая из версий ее происхождения оказалась верна…

Гораздо более интересными могут оказаться два оставшихся объекта, которые якобы находятся в Ковчеге, – посохи (или жезлы) Моисея и Аарона.

Посох Аарона фигурирует всего в двух содержательных библейских эпизодах, первый из которых относится еще к периоду пребывания евреев в Египте. Точнее – к моменту перед Исходом.

Когда Бог призвал Моисея к пророческому служению, тот сначала отговаривался тем, что «тяжело говорит и косноязычен» (Исх., гл. 4). Бог повелел ему взять своего старшего брата Аарона своим помощником и идти к фараону.

Когда Моисей и Аарон пришли к фараону и попросили (или потребовали) отпустить евреев из Египта, они сказали, что являются посланниками самого Бога, но фараон не поверил им и потребовал доказательств. Тогда в доказательство своих слов Аарон сделал следующее:

«И бросил Аарон посох свой перед фараоном и перед рабами его, и сделался посох змеем. И призвал фараон мудрецов [Египетских] и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами:каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями, но жезл Ааронов поглотил их жезлы» (Исх., гл. 7).

В каббалистической традиции, правда, посохи превращались не в змей, а в крокодилов, но суть от этого не меняется…

 

 

Рис. 15. Жезл Аарона превращается в змею

 

Однако это лишь разозлило фараона, и он отказался отпускать евреев из Египта. И тут наступило время знаменитых десяти «казней египетских», в трех первых из которых был вновь задействован посох Аарона:

«…поднял [Аарон] жезл [свой] и ударил по воде речной пред глазами фараона и пред глазами рабов его, и вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла, и река воссмердела, и Египтяне не могли пить воды из реки; и была кровь по всей земле Египетской» (Исх., гл. 7).

«И сказал Господь Моисею: скажи Аарону [брату твоему]: простри руку твою с жезлом твоим на реки, на потоки и на озера и выведи жаб на землю Египетскую. Аарон простер руку свою на воды Египетские [и вывел жаб]; и вышли жабы и покрыли землю Египетскую» (Исх., гл. 8).

«Аарон простер руку свою с жезлом своим и ударил в персть земную, и явились мошки на людях и на скоте. Вся персть земная сделалась мошками по всей земле Египетской» (Исх., гл. 8).

Если в первом случае события во время визита к фараону можно, скажем, было бы списать на грамотно наведенную массовую галлюцинацию, то в трех первых «казнях египетских» посох Аарона выступает уже в роли своеобразной «волшебной палочки». Хотя и здесь вариант может быть гораздо более простой. Ведь во всех случаях реальное действие, в котором и заключается «казнь», производит вовсе не Аарон, а сам Бог. Взмах же Аароном своим посохом мог служить только «сигнальной отмашкой» для Бога, которому для того, чтобы добиться от фараона нужного решения, нужно было не только провести саму «казнь», но и поднять авторитет своих посыльных – Моисея и Аарона.

Последний содержательный эпизод с посохом Аарона касается момента назначения первосвященника. Выбор был сделан самим Богом.

«И возьми к себе Аарона, брата твоего, и сынов его с ним, от среды сынов Израилевых, чтоб он был священником Мне, Аарона и Надава, Авиуда, Елеазара и Ифамара, сынов Ароновых» (Исх., гл. 28).

Однако многие «именитые люди» выступили против этого назначения и требовали равного участия в проведении культовых обрядов для всех родов. Бунт, в традициях действий Бога в подобных случаях, был подавлен на корню – Библия сообщает, что в результате «умерло от поражения четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших по делу Корееву» (Чис., гл. 16); сколько же погибло «по делу Корееву» так и не указывается.

И все-таки после столь образцово-показательной «порки» зачем-то устраивается «игра в демократию». Претендентам от двенадцати родов предлагается на ночь оставить свои посохи в Скинии перед Ковчегом Завета, дабы Бог выбрал из них тот посох, обладатель которого и станет первосвященником.

«…и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали» (Чис., гл. 17).

Выбор стал для всех ясен (как будто не ясен он был по предыдущей резне), и Аарон был назначен первосвященником (см. Рис. 3-ц), как первосвященниками с тех пор должны были быть только потомки из его рода.

 

Рис. 16. Расцветший посох Аарона

Вряд ли можно однозначно сказать, как именно случилось то, что посох Аарона смог так «отличиться» всего за одну ночь. Можно, конечно, было его посадить в горшок с влажной почвой и поместить в какой-нибудь «ускоритель времени». Можно было бы ускорить растительные процессы каким-то неизвестным нам видом излучения от Ковчега. А можно было и просто подменить. В том числе сделать это мог и Моисей – ведь он был заинтересованным лицом, поскольку Аарон был ему братом. Как бы то ни было, история (а тем более Ветхий Завет) об этом умалчивает.

Затем «…сказал Господь Моисею: положи опять жезл Ааронов пред ковчегом откровения на сохранение, в знамение для непокорных, чтобы прекратился ропот их на Меня, и они не умирали» (Чис., гл. 17).

Довольно странное распоряжение, надо сказать. Ведь Ковчег Завета (он же «ковчег откровения») видеть имели право лишь те же первосвященники. Тогда кого могло остановить от ропота и бунта «знамение», находящееся в недоступном месте?..

На этом упоминания о посохе Аарона заканчиваются…

Если посох Аарона был при совершении «казней египетских» хотя бы в роли «сигнальной палочки», то уже было бы интересного его поизучать при обнаружении Ковчега Завета – вдруг там не просто «палочка дирижера», а источник какого-то сигнала. И уж тем более было бы интересно его исследовать, если его роль в данных действиях была существенно шире. Например, посох Аарона действительно производил какие-то действия, связанные с применением биологического оружия.

Однако даже если в Ковчеге Завета и лежит какой-то расцветший посох Аарона, то отсюда вовсе не следует, что он является тем самым посохом, который был задействован при «казнях египетских». Библия этого совершенно не утверждает. А у Аарона мог быть и не один посох…

Самым загадочным предметом, который имеется в оглашенно списке претендентов на то, чтобы оказаться внутри Ковчега Завета, является посох Моисея, хотя проявления его «странных» свойств также ограничиваются всего несколькими библейскими эпизодами.

Первый эпизод не особо впечатляет. Тем более, что действие нам уже знакомо – посох превращается в змею и обратно. Это происходит во время того, когда Бог назначает Моисея избранным пророком, который должен повести за собой народ израильский.

«И отвечал Моисей и сказал: а если они не поверят мне и не послушают голоса моего и скажут: не явился тебе Господь? [что сказать им?]

И сказал ему Господь: что это в руке у тебя? Он отвечал: жезл.

Господь сказал: брось его на землю. Он бросил его на землю, и жезл превратился в змея, и Моисей побежал от него.

И сказал Господь Моисею: простри руку твою и возьми его за хвост. Он простер руку свою, и взял его [за хвост]; и он стал жезлом в руке его» (Исх., гл. 4).

Это свойство жезла превращаться в змея и обратно Моисей и продемонстрировал вскорости евреям в качестве знамения, подтверждающего его притязания на звание пророка…

Гораздо более впечатляющ второй эпизод, связанный с посохом Моисея. Этот эпизод относится к событиям уже после Исхода евреев из Египта.

Фараон послал вслед ушедшим евреям огромное войско, которое настигло беглецов у побережья «Чермного моря» (большинство исследователей полагает, что речь идет о Красном море, но есть и те, кто сомневается в этой версии). Оказавшийся в безысходном положении Моисей воззвал к Богу.

«И сказал Господь Моисею: что ты вопиешь ко Мне? Скажи сынам Израилевым, чтоб они шли, а ты подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пройдут сыны Израилевы среди моря по суше; Я же ожесточу сердце [фараона и всех] Египтян, и они пойдут вслед за ними; и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его, на колесницах его и на всадниках его; и узнают [все] Египтяне, что Я Господь, когда покажу славу Мою на фараоне, на колесницах его и на всадниках его.

И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом [сынов] Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел в средину между станом Египетским и между станом [сынов] Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь.

И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону.

Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян; и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян.

И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их.

И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу [воде]. Так потопил Господь Египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них.

А сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды [были] им стеною по правую и [стеною] по левую сторону. И избавил Господь в день тот Израильтян из рук Египтян, и увидели [сыны] Израилевы Египтян мертвыми на берегу моря» (Исх., гл. 14).

 

Рис. 17. Перед Моисеем раздвигаются воды моря

Третий эпизод с использованием необычных свойств посоха Моисея произошел после того, как евреи познакомились с «манной небесной».

«И двинулось все общество сынов Израилевых из пустыни Син в путь свой, по повелению Господню, и расположилось станом в Рефидиме, и не было воды пить народу.

И укорял народ Моисея, и говорили: дайте нам воды пить. И сказал им Моисей: что вы укоряете меня? что искушаете Господа?

И жаждал там народ воды, и роптал народ на Моисея, говоря: зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас и детей наших и стада наши? Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? еще немного, и побьют меня камнями.

И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских (см. Рис. 4-ц).

И нарек месту тому имя: Масса и Мерива, по причине укорения сынов Израилевых и потому, что они искушали Господа, говоря: есть ли Господь среди нас, или нет?» (Исх., гл. 17).

В данном тексте почему-то говорится о том, что Моисей ранее «ударял» посохом по воде. Между тем ни о каком ударе посоха по воде при форсировании Чермного моря нет ни слова – Моисей там лишь простирает над водой руку с посохом, а это все-таки несколько иное действие, нежели удар. Но возможно, что здесь лишь неточности перевода…

Буквально сразу же после описания события с извлечением воды из скалы, в Ветхом Завете следует текст о еще одном использовании посоха Моисеем.

«И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме.

Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей [сильных] и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей.

И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и [пошел] сразиться с Амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца.

И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча» (Исх., гл. 17).

 

Рис. 18. Аарон и Ор поддерживают руки Моисея

Больше о посохе Моисея в Ветхом Завете не говорится ничего…

Нет ничего в Ветхом Завете и о том, откуда собственно взялись посохи Аарона и Моисея. Но если происхождение посоха Аарона так и остается полной загадкой, то с посохом Моисея дело обстоит существенно лучше. Причем версия, высказываемая по этому поводу в мусульманской традиции, совпадает с тем, что можно найти в Торе. И ту же самую версию мы услышали от Великого Коэна, то есть Первосвященника, самаритян (см. Рис. 5-ц).

Согласно всем этим источникам, Моисей не сделал себе посох из ветки какого-то дерева или кустарника, а получил в уже готовом виде от своего тестя (то есть отца жены) по имени Итро. Итро же, как выясняется, был человеком не простым.

Вот, что говорит по этому поводу один из еврейских источников.

Некогда Итро занимал должность советника египетского фараона и, в отличие от других советников, предлагал фараону относиться к евреям терпимо. Убедившись, что его совет не принят, он оставил свою должность при царском дворе, покинул Египет и поселился в Медиане. Вскоре он стал там главным жрецом.

Однако в некий момент (по неясным причинам) Итро проникся центральной идеей монотеизма – идеей единого Бога – и объявил народу, что не сможет быть больше жрецом.

Слова Итро ошеломили народ. Все отвернулись от чего и его семьи. Даже пастухи, пасшие его стада, покинули Итро, и некому было выводить скот на пастбище, кроме как его дочерям. Когда же дочери Итро приводили скот к источнику, пастухи отгоняли их – и они вынуждены были ждать, пока все остальные напоят свои стада.

Однажды дочери Итро встретили у источника чужестранца. Его вполне можно было принять за египтянина. И хотя египтяне слыли людьми не очень благородными и вежливыми, этот «египтянин» помог им напоить скот – и в тот день они рано вернулись домой. Удивленному отцу они рассказали, что «египтянин» помог им и защитил их от пастухов, и что вода сама поднималась навстречу этому человеку. И тогда Итро понял, что этот «египтянин» происходит из рода Яакова. Он послал дочерей за пришельцем, и вскоре они возвратились вместе с ним. Это был Моше (то есть Моисей). Он сказал Итро: «Отчасти твои дочери правы, говоря, что их спас от пастухов египтянин. Дело в том, что я убил египетского надсмотрщика, который был жесток с одним евреем. Мне пришлось бежать из Египта, и, в конце концов, я добрался до этих мест. Так что, если бы не тот египтянин, из-за которого я бежал, меня не было бы здесь – и я не смог бы помочь твоим дочерям». Итро и Моше понравились друг другу, и Моше был рад найти пристанище в доме Итро.

Упоминание «рода Яакова» (он же Иаков в христианской традиции) в этой истории не случайно. Дело в том, что именно с Яаковым связан тот отрывок в Торе, в котором вновь мы видим посох, творящий «чудеса».

«В недельной главе «Ваишлах» наш праотец Яаков рассказывает: «С моим посохом перешел я этот Иордан». Раши поясняет: «Он опустил свой посох в Иордан, и воды реки расступились». То есть Яаков тоже сделал чудо с помощью посоха» (Бенцион Ласкин, Недельная глава «Шмот»).

Таким образом воздействие посохом на большой массив воды имело место задолго до рождения Моисея. И это не случайно, поскольку посох имел божественное происхождение и имел длинную историю. Вот, что пишет об этом, скажем, Бенцион Ласкин:

«На самом же деле все началось еще раньше. В Мишне говорится (Пиркей авот), что посох был создан на исходе шестого дня Творения – в сумерки, перед самым началом первой в истории человечества Субботы. Мидраш добавляет, что когда первый человек был изгнан из рая, то он взял с собой посох. Затем этот посох передавался из поколения в поколение, пока не достался Ноаху, который отдал его своему сыну Шему. От того посох перешел к Аврагаму, Ицхаку и Яакову. Яаков принес его в Египет и передал Йосефу. После смерти Йосефа посох каким-то образом оказался у Итро (возможно, после смерти Йосефа фараон раздал его имущество, и Итро, как наиболее духовный человек из всех советников фараона, получил посох). Когда Итро, покинув Египет, поселился в Мидьяне, он воткнул посох в землю в своем саду, но потом никак не мог вытащить его из земли. У Итро была дочь по имени Ципора, которая была очень хороша собой: как говорит Раши, «все признавали ее красоту». Так что в Мидьяне многие герои хотели взять ее в жены. Каждого, кто приходил просить руки дочери, Итро подвергал испытанию, говоря: «Если ты сможешь вытащить этот посох, то получишь мою дочь». Однако все попытки женихов не увенчались успехом. А потом пришел Моше и вынул посох из земли (и женился на Ципоре)».

Несколько иной вариант (который не принципиально отличается от приведенного выше) дает еврейская Агада:

«Посох этот, предуготованный в сумерки шестого дня творения, был дан господом Адаму в раю, от Адама перешел к Ханоху, от Ханоха к Симу, потом переходил по наследству к Аврааму, к Ицхаку, к Яакову и, наконец, к Йосефу. После смерти Йосефа посох был взят фараоном к себе. Итро, бывший одним из волхвов египетских, смутно чувствуя чудесную силу этого посоха, выпросил его у фараона и посадил среди деревьев в своем саду. Однако невидимая рука не давала ему подойти близко к посоху. Когда явился Моисей, увидел посох и прочитал начертанные на нем письмена, он протянул руку и беспрепятственно взял его себе. Видя это, Итро понял, что Моисею суждено освободить народ израильский, и дал ему в жены дочь свою Ципору» (Я. д. Ел.).

Во всех этих вариантах присутствуют два важных момента. Во-первых, посох имеет «божественное» происхождение, то есть создан Богом. А во-вторых, Итро был египетским жрецом. И это выводит нас на те изображения египетских «богов», где «боги» держат в руках некий посох или жезл.

Весьма любопытны в этом отношении фрески и барельефы в храме Сети I в египетском Абидосе. «Посох» в руках «богов» совершенно не похож на простую палку, помогающую при ходьбе, как не похож он и на простой декоративный атрибут власти. Скажем, в нижней своей части «посох» представляет из себя явно полую трубку с выходящей из нее «вилкой с двумя зубцами». Эта «вилка» показана то полностью задвинутой в «посох», то частично или полностью из него выдвинутой. Такое различие в положении «вилки», очевидно, указывает на какую-то ее функциональность.

 

Рис. 19. «Посох» в руках Анубиса

В верхней своей части «посох» заканчивается крючковатым разветвлением, который египтологи называют «тесло». Иногда к «тесло» на изображениях к верхней части «посоха» добавляются в различных количествах и комбинациях еще одно или более «тесло», а также объекты под названием «анкх» (так называемый «египетский крест», у которого верхняя «палочка» заменена на «кольцо») и «джед» (утолщенный цилиндр с поперечными «насадками»).

Египтологи полагают, что «тесло» использовался для «отверзания уст» умершим; «анкх» не имел практического использования и представлял из себя «символ жизни» или «жизненной энергии»; а смысловое значение «джеда» до сих пор не определено (мне доводилось как-то слышать даже такую интерпретацию: джед – это позвоночник Осириса). При таком подходе получается, что все эти изображения «посоха» не имеют вообще никакой осмысленности вне рамок религиозного символизма.

Однако можно обратить внимание на то, что «тесло», «анкх» и «джед» на «посохе» могут находиться как в «сложенном», так и в «развернутом» состоянии. Причем в «развернутом» виде они представлены именно тогда, когда на изображении отражено явно взаимодействие бога с кем-то еще (человеком или другим богом). И на самом деле вполне можно вести речь не столько о «свернутом» или «развернутом» состоянии верхней части «посоха», сколько о ее «рабочем» и «нерабочем» положении (особенно если вспомнить о том, что и нижняя часть «посоха» тоже может находиться в разном состоянии).

В целом же получается, что «посох» не был каким-то сугубо символическим «атрибутом», а представлял из себя некое довольно высоко технологичное устройство со вполне определенными функциональными возможностями. При этом дополнительные «тесло», «анкхи» и «джеды» (в разной их комбинации) использовались в том случае, когда требовалось изменить или усилить воздействие «посоха».

 

Рис. 20. Верхняя часть «посоха» в выключенном (вверху) и рабочем (внизу) состоянии

Каковы были функциональные возможности «божественного посоха», по изображениям в храме Сети I, к сожалению, определить невозможно. Однако можно предположить, что Моисею достался от Итро один из таких «посохов», с помощью которого пророк и совершал перечисленные выше «чудеса», демонстрируя громадное превосходство технологий цивилизации «богов» не только над возможностями людей ветхозаветных времен, но и над нашими современными достижениями.

Естественно, что в рамках монотеистической религии никто не мог вести речь о многих «богах», поэтому в текстах остался лишь один «Бог», который все создал – в том числе и «посох», доставшийся в итоге Моисею. Та же часть сюжета, согласно которой Бог передал этот «посох» самому первому человеку – Адаму, может указывать на то, что «посох» попал к людям в очень давние времена.

Понятно, что подобный предмет не мог свободно использоваться кем попало. Его должны были хранить жрецы или посвященные. Вот и упоминаются среди владельцев «посоха» только выдающиеся «праотцы», которые явно не относились к разряду «простых смертных». И то, что «посох» на определенном этапе оказался в руках именно египетского жреца Итро, тоже явно не случайно.

Данная версия по крайней мере оказывается куда более логичной, нежели предположение, что простой деревянной палкой можно было совершать «чудеса», описанные в Ветхом Завете. Например, такой, какую сейчас демонстрируют во дворце Топкапы в Стамбуле, утверждая, что это и есть посох Моисея.

 

 

Рис. 21. Посох из дворца Топкапы в Стамбуле

 

Настоящий посох Моисея исчез в неизвестном направлении. Его следы потерялись после смерти пророка. Можно, конечно, надеяться, что он находится в Ковчеге Завета, как указывалось выше. Но лично я очень сильно сомневаюсь, что как посох Моисея, так и другие перечисленные выше предметы (за исключением Скрижалей) находятся в Ковчеге. Все-таки Ковчег Завета вовсе не был простой коробкой для хранения, о чем весьма красноречиво говорят те свойства, которые он проявлял.