Версия историков и ее слабые места

Историки утверждают, что эта неимоверная работа была выполнена всего лишь пару тысяч лет назад – на рубеже нашей эры, и что стена вокруг Храмовой горы была выстроена в период правления Ирода Великого (родился около 73-74 гг. до н.э.; царь Иудеи с 40 года до н.э. по 4 год нашей эры). Эта версия настолько укрепилась в академической литературе, что даже стиль кладки стены вокруг Храмовой горы ныне называют «иродианским».

Очень часто можно встретить утверждение, что эта версия опирается прежде всего на труды Иосифа Флавия – известного историка Иудеи, знаменитого своими сочинениями под названиями «Иудейская война» и «Иудейские древности». Однако при ближайшем рассмотрении легко выявить, что те, кто так утверждает, самого Флавия вообще не читали.

Рис. 36. Иосиф Флавий

Флавий пишет:

«…Ирод приступил при начале восемнадцатого года своего царствования к невиданному дотоле делу, а именно к перестройке храма Господня. Он желал расширить его объемы и увеличить его высоту, считая, что тем он окончит самое замечательное из всех своих сооружений. Так оно и было в действительности, и этим Ирод снискал себе вечную славу» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

И далее идет описание ухищрений, на которые пришлось идти Ироду для реализации своей задачи, ведь доступ к храму имели лишь священники, в число которых он не входил. Имеется описание построенного им в итоге храма. Но нигде Флавий не утверждает, что Ирод строил стену вокруг Храмовой горы.

Как раз наоборот: у Флавия есть работа под названием «О древности иудейского народа или против Апиона», где он ссылается на некоего греческого философа Гекатея Абдерского, современника Александра Македонского, у которого упомянута стена вокруг Храмовой горы в Иерусалиме. Но это за триста с лишним лет до Ирода Великого. И в это время стена уже стояла!..

Значит, ни о каком строительстве именно Иродом стены вокруг Храмовой горы речи быть не может. Ведь не стал бы Ирод разбирать всю стену до самого основания и возводить потом новую. По крайней мере хоть какие-то остатки старых стен можно было бы использовать в качестве фундамента для новой мегалитической кладки.

Между тем в археологических шурфах, которые сделаны как в Археологическом парке, так и в туннеле западной стены нигде не видно никаких признаков вообще какой-либо более примитивной каменной кладки непосредственно под стеной. Есть рядом, примыкает к ней. Но под стеной ничего подобного нет. Везде видно продолжение только именно мегалитической кладки. Значит, получается, что мегалитическая кладка уже стояла за триста лет до Ирода Великого.

Более того, у Флавия в «Иудейских древностях» можно увидеть следующий текст:

«По повелению Предвечного первый наш царь Соломон вершину этого холма отделил и обстроил крупными сооружениями, равно как воздвиг стену и снизу у подошвы холма, там, где открывается глубокое ущелье. Тут он постепенно охватил края холма большими, соединенными свинцовыми скрепами глыбами камня, так что в конце концов получилась четвероугольная терраса, удивительная как по своему объему, так и по высоте, на которой она находится. Огромные глыбы показывали снаружи всю свою величину, тогда как внутри они были связаны между собою прочными железными скреплениями, делавшими их устойчивыми навеки. Когда это сооружение было доведено таким образом до вершины холма, царь велел сровнять верх тем, что засыпал промежуток между скалою и стеною и устроил таким образом совершенно гладкое и ровное место без выступов» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

Итак, вполне определенно и однозначно Флавий приписывает сооружение стены вокруг Храмовой горы вовсе не Ироду, а Соломону!!!

Так кто же прав – историки современные или Иосиф Флавий, историк иудейский?.. А может быть, ошибочны сразу обе точки зрения?.. Попробуем в этом разобраться.

Рис. 37. Ирод I (Великий)

Начнем с Ирода Великого.

Царь Иудеи Ирод I (которого, как теперь выясняется, совершенно необоснованно позднее обвинили в избиении всех младенцев якобы при попытке предотвратить появление Иисуса Христа) в период своего царствования вел буквально огромное строительство. Достоверно известно и документально зафиксировано, например, грандиозное строительство, которое было им затеяно и осуществлено в городе Кесария, где при нем был значительно расширен и укреплен морской порт, построены пирсы и причалы, возведен стадион, амфитеатр и масса других сооружений. Ирод недаром гордился своим вкладом в развитие этого города.

Впрочем, и само название городу дал Ирод – в честь римского императора (кесаря) Октавиана Августа, передавшего ему в дар ранее утерянные иудеями земли. Город был полностью перестроен Иродом к 10 году до нашей эры и стал административным центром Римской прокуратуры в Иудее, а также основной базой римских легионов.

Однако нигде в Кесарии не видно абсолютно никаких признаков мегалитического строительства, хоть в чем-то сопоставимого со стеной вокруг Храмовой горы. Равно как и нет признаков стиля каменной кладки этой стены. Все создано из небольших и среднего размера блоков, скрепленных раствором, и выглядит довольно примитивно – в полнейшем соответствии с технологиями рубежа нашей эры и времен Римской империи.

Рис. 38. Амфитеатр в Кесарии

Другое известное сооружение этого времени – крепость Иродион, которая была построена в 23-20 годах до нашей эры в 15 километрах к югу от Иерусалима и получила свое название как раз вследствие своего создания по приказу Ирода Великого. Здесь же располагался и дворец Ирода Великого, который также гордился и этим своим творением, хотя бывал в нем не часто, предпочитая Кесарию. Но и тут все довольно примитивно.

Еще более известна другая крепость – Масада, возведенная в Иудейской пустыне на вершине одной из скал, поднимающейся на 450 метров над Мертвым морем. В 25 году до нашей эры Ирод Великий построил тут убежище для себя и своей семьи, значительно укрепив и достроив существовавшую на этом месте крепость хасмонейского периода, которая была возведена в 37-31 годах до нашей эры.

Со всех сторон Масаду окружают отвесные скалы. Лишь со стороны Мертвого моря наверх ведет узкая, так называемая змеиная тропа. Вершину скалы венчает почти плоское трапециевидное плато, размеры которого примерно 600 на 300 метров. Плато окружают мощные крепостные стены общей протяженностью 1400 метров и толщиной около 4 метров в которых устроены 37 башен. На плато были построены дворцы, синагога, ямы для сбора и хранения дождевой воды и другие вспомогательные постройки. В крепости хранились пищевые и оружейные запасы, была устроена искусная система водоснабжения, были и бани по образцу римских. Крепость использовалась также для хранения царского золота.

Ныне здесь сохранились дворец царя Ирода, синагога, фрагменты мозаик, вырубленные в скалах водные резервуары, холодные и горячие бани и многое другое. Археологи частично восстановили некоторые стены, но (в отличие от многих других стран) сделали это очень корректно, отметив черной краской границу между исходными остатками стен и реконструкцией. Таким образом строительные технологии времен Ирода Великого предстают тут во всей своей красе.

Ничего похожего на мегалитические конструкции и тут нет. Стены сложены из небольших, грубо обработанных блоков. А внешняя поверхность выровнена с помощью обычной штукатурки. Технологии в полном соответствии со временем рубежа нашей эры и кардинально отличающиеся от технологий, использованных при строительстве стены вокруг Храмовой горы. Любой технарь скажет, что эти две технологии разделяет целая пропасть.

Рис. 39. Стены в Масаде

И возникает вопрос: каким образом получилось так, что при создании столь важных и значимых пунктов как Кесария, Иродион и Масада строители использовали лишь самые простые и примитивные технологии, в то время как якобы они же владели такими совершенными приемами и методами обработки камня и строительства, которые необходимы для возведения кладки стены вокруг Храмовой горы?..

Получается полный абсурд.

Следует учесть также и то, что Иудея времен Ирода Великого была провинцией Римской империи – весьма забюрократизированного государства, в котором каждое строительство сопровождалось строгой отчетностью и массой бумаг. Однако каким-то странным образом про строительство стены вокруг Храмовой горы нет ни одного документа, хотя, как упоминалось ранее, объем работ тут сопоставим с работами по возведению весьма приличного размера пирамиды. Как расходы на добычу камня в каменоломне, транспортировку блоков к месту строительства, да и оплата работ по возведению стен не нашли отражения ни в одном документе в таком государстве?..

Кстати, в Археологическом парке с южной стороны Храмовой горы можно увидеть своеобразный «кран» – подъемное приспособление времен римского периода. Глядя на него, просто смех разбирает, когда слышишь утверждение историков, что с помощью таких приспособлений рабочие якобы ворочали блоки в 50-70 тонн, не говоря уже о мегалитах в сотни тонн, которые можно видеть в туннеле западной стены…

Рис. 40. Римский кран в Археологическом парке

Иосиф Флавий жил почти через сто лет после Ирода Великого. И своими глазами видеть работы на Храмовой горе он не мог никак. В этой своей части «Иудейских древностей» Флавий ссылается на воспоминания Николая Дамасского.

Николай Дамасский – выдающаяся личность. Он был воспитателем детей Клеопатры и Антония. После этого он был советником Ирода Великого. А после смерти Ирода Николай Дамасский перебрался в Рим, где представлял интересы его сына. То есть это человек, на глазах которого фактически проходило непосредственно все правление Ирода Великого.

Между тем у Николая Дамасского непосредственно в сохранившихся его описаниях никаких упоминаний о том, чтобы Ирод Великий строил стену вокруг Храмовой горы, нет. Зато у него есть весьма любопытное замечание, высказанное буквально мимоходом, что на каком-то году своего правления Ирод вдруг заинтересовался историей. И поручил Николаю Дамасскому составить историю земли Палестины с давних времен.

Возникает естественный вопрос: с чего вдруг и по каким причинам Ирод так заинтересовался историей?..

Можно выдвинуть (пусть пока и слабо обоснованную) версию, что в ходе тех масштабных строительных работ, которые вел Ирод, он наткнулся на остатки мегалитических стен возле Храмовой горы либо даже на самой горе. В таком случае он вполне мог заинтересоваться, кто именно оставил столь выдающуюся кладку. И как следствие, это могло вызвать у него вполне естественный интерес к древней истории страны, которой он правил…

Те из историков, которые предпочитают опираться не на Иосифа Флавия, а на результаты археологических работ, ссылаются прежде всего на результаты раскопок в уже упоминавшейся зоне Археологического парка возле южной части западной стены. Здесь найдена каменная мостовая, которую по находкам на этом уровне археологи уверенно отнесли как раз ко временам Ирода Великого.

Рис. 41. Мостовая, датируемая временами Ирода Великого

Вроде бы весьма значимое обоснование. Но это только на первый взгляд. На самом же деле есть две детали, которые заставляют сильно сомневаться в справедливости отнесения и самой стены вокруг Храмовой горы ко временам Ирода Великого.

Во-первых, все постройки, примыкающие к мостовой с другой стороны, созданы с применением все тех же самых простейших и примитивных технологий, которые использовались при строительстве Кесарии, Иродиона и Масады. Исключение составляет лишь небольшая конструкция из огромных блоков, которая считается основанием арки Робинсона, соединявшей некогда эту конструкцию со стеной вокруг Храмовой горы. Но эта конструкция производят отчетливое ощущение совершенно чужеродной конструкции, не имеющей никакого отношения к другим соседним постройкам. Вдобавок, то, что примыкает к этой конструкции, также создано по примитивным технологиям. И нигде не видно хоть чего-то «переходного» между двумя технологиями!..

Лично мне эта конструкция по своей архитектуре больше всего напомнила знаменитый Осирион в египетском Абидосе – сооружение из огромных гранитных блоков (см. Рис. 11-ц). Осирион, который при его обнаружении был датирован возрастом аж в пятнадцать тысяч лет и имеет довольно явные признаки своего ремонта, а не строительства во времена фараонов…

И во-вторых, в ходе археологических работ в этом же парке, в его углу возле самой мегалитической стены был сделан шурф, уходящий существенно ниже мостовой. В этом шурфе ныне любой турист может увидеть продолжение кладки стены Храмовой горы вглубь ниже уровня мостовой примерно на 6-7 метров. И по всей глубине этого шурфа видно, что мегалитическая кладка стены Храмовой горы продолжается. При этом не видно признаков, что археологи дошли до самого основания.

Рис. 42. Шурф в Археологическом парке

И если придерживаться версии историков, то получается, что Ирод сначала будто бы возвел стены, потом как минимум на 6-7 метров их закопал, и только потом сделал мостовую.

Это полная бессмыслица!..

Совершенно очевидно, что если мостовая относится ко временам Ирода Великого, то тогда стена вокруг Храмовой горы не имеет к нему никакого отношения. Археологи сами дают этому вполне четкое доказательство.

И еще одно соображение против версии историков.

Дело в том, что стиль кладки стены вокруг Храмовой горы (названный «иродианским») обнаруживает сильнейшее сходство со стилем каменной кладки в ливанском Баальбеке и сирийской Пальмире – местах, которые располагаются далеко за пределами территории, находившейся под управлением Ирода. И к строительству сооружений в этих местах Ирод Великий заведомо не имеет никакого отношения.

На территории же древней Иудеи времен Ирода имеется лишь еще всего один объект с похожим стилем кладки. Это так называемая могила праотцов в Хевроне. Но к ней, как и к сооружениям в Баальбеке и Пальмире мы вернемся несколько позже, а пока займемся версией Иосифа Флавия.